Центр социально-философских исследований

закрыть
авторизация на сайте:

Регистрация на нашем сайта даёт вам возможность получить доступ к лекциям Центра для его студентов.

Если вы желаете стать студентом ЦСФИ (может быть заочная форма обучения), то напишите письмо в произвольной форме директору Центра Брицкой Ирине Витальевне на электронную почту: pochta@csfi.ru.

Статьи

автор : к.ф.н Гальченко Г.И. 5. Любовь, влечение, секс…

Скачать эл. вариант : в разработке

  Говоря о здоровье человека как о ценности, мы хотели акцентировать внимание на приоритете душевного здоровья перед физическим, поскольку последнее существенно зависит от душевного, и потому забота о физическом здоровье как таковом представляется делом не таким важным и значительным, как принято считать, в отличие от душевного здоровья, требующего заботливого взращивания и укрепления.

  Успехи медицины, без сомнения, во многих случаях позволяют «тушить пожар», зажженный болезнью в человеческом теле, но до глубинных истоков болезни, которые часто коренятся в душе, медицина сегодня добраться не в силах, она пока и не ставит перед собою таких задач. Поэтому, когда Минздрав, заботясь о здоровье населения, предупреждает об опасности секса без специальных средств безопасности, уместно предупредить об опасности секса без глубокого многогранного чувства влечения и притяжения между людьми, называемого любовью.

  Когда мы говорим о двойственности человеческой природы, о низшей телесной и возвышенной духовной природе, мы вовсе не хотим нарушить целостность человека и противопоставить его самому себе. Напротив, нам представляется, что именно умение распознавать и ставить под контроль проявления низшей природы и создает цельную сильную личность, способную жить осознанной, творческой, многогранной жизнью. И роль чувств, способности чувствовать и любить является определяющей для полноты и многогранности жизни.

  Любовь – это одно из самых главных, самых великих и удивительных проявлений человеческой природы, и как двойственна сама человеческая природа, так двойственна и любовь. Но понимание этой двойственности совсем не приводит к рассудочному взаимоисключающему противопоставлению любви плотской и любви духовной, а наоборот, определяет любовь как единство телесного и духовного, как этого требует разум. Противопоставление телесной любви – любви духовной сводит первую на уровень животных, а вторую поднимает на недоступную для человека высоту. Это противопоставление имеет долгую и горькую историю, представленную, с одной стороны, удушливым, лицемерным ханжески-пуританским отношением к любви телесной, когда право на жизнь имеет только возвышенная духовная любовь, недоступная чувственному восприятию, а с другой – отношение к любви как к инстинкту совокупления, способному доставить радость бытия без всяких «духовных заморочек».

  Великий Платон, имевший огромное влияние на всю мировую культуру, посвятил проблеме любви два замечательных диалога – «Пир» и «Федр». Платон говорит о существовании двух Эротов – прекрасном и безобразном. Последнего он называет пошлым, и это как раз та любовь, к которой стремятся люди ничтожные. Они любят только ради удовольствий, доставляемых телом, их мало волнует душевный и духовный мир объекта их любви, и они вовсе не задумываются, хорошо ли это. Любовь, вызываемая телесной формой, которую называют еще похотью или вожделением, по мнению Платона, говорит о низости и пошлости влюбленного, кроме того, еще и о его ветрености и непостоянстве, поскольку он привязывается к чему-то непостоянному, изменчивому, отцветающему. Привязанный же к высоким душевным качествам и нравственным достоинствам имеет более постоянный и более глубокий объект любви. Само проявление этой любви требует от человека нравственного совершенствования, ибо каждый ценит в другом то, к чему он сам стремится. Такая любовь есть путь к духовному развитию, и этот путь начинается с признания пошлым и низким влечение исключительно к телу вне зависимости от душевного и духовного мира человека. Сама же физическая близость, если она является проявлением и продолжением близости душевной, без которой невозможно счастье семейной жизни, никогда не порицалась античными философами, как, впрочем, и всеми религиями, включая и христианство.

  Разве мог Христос, провозгласивший великую истину о том, что Бог есть Любовь, умалить значение великой творческой силы, соединяющей мужчину и женщину? И разве это влечение не есть проявление божественной любви? Постижение высших аспектов божественной, или духовной любви начинается с любви человеческой. Но именно с человеческой, а не с животной. Когда Христос говорил, что «всякий смотрящий на женщину уже прелюбодействует с ней в сердце своем», то он порицал похоть и низменную страсть, присущие животному, и остерегал человека от превращения в зверя. Но последующее искажение сути христианской религии сделало женщину виновницей существования низости в любви, а радости плотской любви признали греховными и недостойными христианина. И чем большее презрение испытывало духовное лицо к женщине как источнику «блудодеяния», тем более высоким считался уровень его духовного развития и его близость к Богу. Безбрачие было признано высшим достижением человеческого духа.

  История установления целибата в духовенстве полна трагичных и скорбных повествований, но, что самое страшное, именно это лицемерное, противоестественное унижение человеческой природы породило страшные половые извращения, преступления и гнусности. Претензия духовенства на несение идеала христианской любви и благочестия породила ужасную распущенность и низость нравов, в которое впало духовенство в период средневековья. «Некоторые из пап 14 и 15 вв. нередко превосходили безнравственностью подчиненных им епископов и священников» [Христианство: Энциклопедический словарь: В 3 т.: / Гл. ред. С. С. Аверинцев. – М.: Большая Российская энцикл., 1993. – Т. 1., с. 180]. В очередной раз претензия на исключительное владение духовными истинами и самая грубая телесная распущенность оказались лишь двумя сторонами одной медали, которую вешает на себя догматическое мышление, противопоставляющее дух материи.

  Мы коснулись столь далекой истории потому, что сегодняшнее явление половой раскрепощенности и вседозволенности есть просто обратная сторона ханжески-пуританского «выполнения супружеского долга», унижающего и женщин, и мужчин. Брак без чувств, заключаемый ради появления потомства, сегодня кажется нелепостью, но появление ребенка вследствие мимолетного увлечения или даже случайного совокупления никого не удивляет. И если мы говорим о воспитании чувств в соответствии с человеческой природой, то мы опять должны говорить, что природа человека двойственна, и что низшей природе присущи страсти, а высшей – чувства. Страсти воспитывать не нужно, их нужно учиться контролировать, чтобы не терять человеческого достоинства, но само человеческое достоинство определяется культурою чувств.

  Сегодня есть печальная статистика о престижных профессиях, к которым стремятся современные старшеклассницы. Большинство этих профессий требует сексуальной привлекательности. Сексуальная привлекательность – это козырь современной девушки, ее мощное оружие и залог ее счастья и преуспевания, как она надеется и ждет. Печальность этой статистики обусловлена несбыточностью надежд и разрушенными судьбами. Можно было бы рассказать огромное количество реальных историй с сексуально-привлекательным началом и трагическим финалом, но в рамках нашего исследования мы попытаемся обосновать неизбежную связь низменных проявлений с грядущими страданиями. Почему демонстрируемую сексуальность можно назвать низменной? Потому что она возбуждает страсти, а не восхищает чувства.

  Утонченность женской природы, заложенная в ней сила любви, женственности и красоты, как все истинно ценное, требует бережности и уважения. Низшая же природа, как женщин, так и мужчин стремится изуродовать прекрасное, унизить высокое, опошлить и затоптать в грязь малейшие проявления искренности и чистоты, фетишизируя физическое тело и возводя сладострастие на вершину человеческого блаженства.

  Явление сексуальной революции в сегодняшних странах СНГ начало проявляться еще в период Советского Союза вместе с перестроечными процессами, когда жажда свободы и демократии пыталась проникнуть во все сферы жизни, разрушить все идеологические догмы и упразднить все неестественные построения.

  Период коммунистического строительства, особенно в шестидесятые годы прошлого века, идеологизировал до крайности все стороны жизни, в том числе и интимную, что и создавало предпосылки к обострению внутренних противоречий между сутью любви и внешними предписаниями относительно того, что есть правильная любовь, и кого стоит, а кого не стоит любить. «Я ушла от безыдейного и теперь люблю партейного» – слова частушки, хоть и пародийно, но определенно ориентировали советских девушек на взвешенный выбор спутника жизни и рекомендовали отдавать предпочтение «сознательным строителям светлого коммунистического завтра». Книги того периода, посвященные коммунистическому воспитанию молодежи, иногда содержали дидактические рекомендации, правила и нормы относительно этого выбора. «Если труд, созидание коммунистического общества является главным в жизни нашего народа и каждого из нас, то этим в конечном счете определяется многое – я не говорю: все – в вопросе, кого любить, а кого не любить», – писал автор книг с красноречивыми названиями «Кого любить» и «Еще раз о том, кого любить» [Рюриков Ю. В. Три влечения].

  Если в странах социалистического лагеря, особенно в СССР, на шестидесятые годы приходится пик идеологизации интимных отношений, то на Западе этот период характеризуется расцветом сексуальной революции, крайние формы которой вообще отрицали необходимость симпатий и влечений между юношей и девушкой, мужчиной и женщиной. Есть просто сексуальная потребность, и должно быть сексуальное право ее удовлетворения.

  Эта идея «отделения секса от чувств» не нова, она периодически появляется в сознании людей, особенно в периоды революционных изменений, когда старые ценности становятся ненавистными, и хочется сразу почувствовать себя человеком нового мира, свободным от предрассудков. Известная революционная теория «стакана воды», сравнивая половые потребности с естественным чувством жажды и голода, предлагала и удовлетворять их также естественно, не придумывая «сентиментальных глупостей» про любовь. Критики этой теории резонно замечали, что не так много людей, мучимых жаждой, бросятся к грязной луже и начнут из нее лакать.

   Вместе с перестроечными процессами и снижением навязчивой роли коммунистической идеологии перед советским человеком открылось небывалое многообразие других взглядов и отношений к жизни, и те явления, которые вызывали общественное осуждение и даже возмущение, начали смело завоевывать сначала свое право на жизнь, а потом на уважение, а потом на всеобщую жизненную значимость. В лексике, которая для обозначения многогранных психологических состояний и отношений между людьми использовала преимущественно слово «любовь», появилось слово «секс», как обозначение некоторого подмножества отношений, определяемых словом «любовь». И если любовь включает секс как дополнение, то секс может вовсе обходиться без любви, не пересекаясь, то есть, не имея ничего общего с теми состояниями, которые связывались с любовью. На поле свободы и раскрепощенности стали прорастать сорняки пошлости и разнузданности, сводящие любовь к простому физиологическому акту. Понятно, что такое отношение к половому чувству уподобляет человека примитивному животному и перечеркивает весь тернистый путь развития его самосознания.

  Наше общество еще не дошло до такой степени безумия, когда для удовлетворения сексуальных потребностей «созданы все благоприятные условия», но большие «успехи» в этом направлении достигнуты. Темп современной жизни, фрагментарность и калейдоскопичность ее восприятия, отсутствие целостного понимания жизни заставляет человека искать сиюминутных, поверхностных, эфемерных ощущений. Такое отношение к жизни в молодежной среде выражается словами «лови момент». Наличие сексуального влечения является достаточным основанием для вступления людей в определенные отношения, для которых сравнительно недавно появился специальный термин – «заняться любовью».

  Средства массовой информации вносят свою лепту в возвеличивание всех аспектов сладострастия как истинного вкуса и смысла жизни, не заботясь о том, какая часть человеческой природы при этом усиливается, а какая терпит ущерб.

  О чем мечтает современная девушка? Как и сотни лет назад, большинство девушек связывают счастье своей жизни с противоположным полом и не мыслят свою жизнь без любви. Но именно потому, что сегодняшнее отношение к любви свело ее к сексуальной привлекательности, любовь стала бабочкой-однодневкой. Удовлетворение низшего физического аспекта любви неизбежно приводит к охлаждению и разочарованию, побуждая к новым поискам и к новым неизбежным разочарованиям.

  Любовь – великая тайна. Как и сам человек в высших своих проявлениях представляет тайну, которую еще предстоит познать, так и глубина любви, к проявлению которой способен человек, зависит от развития его сознания. Любовь, проявляемая человеком, такова, каков он сам. Чем полнее и глубже внутренний мир человека, чем полнее и глубже притяжение между людьми, тем дольше длится и полнее проявляется чувство радости от всех аспектов близости. «Три источника имеют влечения человека: душу, разум и тело. Влечения душ порождают дружбу. Влечения ума порождают уважение. Влечение тела порождает желание. Соединение трех влечений порождает любовь», – гласит древнеиндийский афоризм. Поэтому всякий, мечтающий приблизиться к любви, объектом своей заботы должен сделать не только совершенствование тела, но еще и совершенствование души и разума.

  Само сексуальное влечение, оторванное от душевной и духовной близости между людьми, представляет собой грубый и примитивный аспект любви. Похотливые взоры когда-то возмущали и оскорбляли девушек, вызывая у них чувство отвращения и стыда. Сегодня категория стыд, как и девичья честь и целомудрие вызывают недоумение и непонимание, а двадцатилетние девушки больше испытывают смущение от затянувшейся девственности, классифицируемой словом «невостребованность». Стремясь нравиться, быть привлекательной и восхитительной, девушки часто не вникают в сущность женской привлекательности и красоты, природное назначение которой – материнство.

  В начале прошлого века И. И. Мечников, исследуя человеческую природу, ее потребности и инстинкты, писал, что «именно вследствие огромного значения полового инстинкта проявление его должно быть оберегаемо самым тщательным образом» [Мечников И. И. Этюды о природе человека]. Это значение заключается именно в том, что привлекательность женщины, ее способность более глубоко и тонко чувствовать любовь и стремиться к ней связаны с естественным стремлением к материнству как к наиболее полному ощущению женского счастья. Привлекательность, выставляемая напоказ, используемая для коммерческо-эротических или прочих целей, связанных с низшими проявлениями человеческой души, ставит под угрозу будущее женщины как матери.

  Искажение женской сущности, эксплуатация ее красоты и женственности для удовлетворения низменных страстей и вожделений несет опасность не только самой женщине, но и всему обществу, обрекая его на деградацию. Поговорка «У великой матери и великий сын» имеет и обратную сторону. Распутство и низость рождает себе подобное. Женщины, идущие на поводу у желаний противоположного пола, стремящиеся удовлетворять и угождать его прихоти, позволяя унижать себя, унижают тем самым и мужчин, способствуя их деградации, поскольку укрепляют их низшую страстную, вожделеющую природу. В анналах истории можно найти описания разложения и упадка целых народностей, превративших природное влечение полов в источник грубого наслаждения.

  Воспитание девочек, девушек в соответствии с женской природой, на наш взгляд, должно строиться на непременном взращивании чувства женского достоинства, женского величия и гордости от миссии, возложенной на нее природой. Именно заложенная в каждой женщине возможность материнства дает ей природную красоту и очарование. Но когда женское обаяние, красота, грациозность и очарование проституируются и используются для достижения низких, недостойных человека целей, то женщина, какими бы великолепными качествами ни наградила ее природа, готовит себе «ложе из тины» и обрекает себя на неизбежные горькие страдания.

  Чистота, верность, преданность, самоотверженная и бескорыстная любовь, о которой мечтают мужчины, даже самые грубые, никогда не может быть заменена какой-нибудь супер- или сверхсексуальностью женщины, от которой, в конце концов, наступает пресыщение, переходящее в отвращение. И когда женщина, торговавшая своим очарованием, захочет проявить глубину чувств и ощутить искреннюю любовь, ей уже трудно будет это сделать, поскольку «сокровище сердца», то есть способность любить, продано за бесценок.

  Женщина, являясь самым сильным «орудием» влияния на низшую природу мужчины, может быть соучастницей удовлетворения его вожделений, умаляя и унижая тем самым человеческую природу, либо она сможет проявить все изящество и красоту глубинной женской сути и заставит мужчину стремиться и желать подлинно человеческой любви, а не примитивно-животной. Мужчина относится к женщине так, как она сама относится к себе, как она позволяет к себе относиться. Именно женщине, по нашему глубокому убеждению, дана возможность остановить моральную деградацию, обусловленную примитивизацией и упрощением любви, превращением ее в секс, в источник грубых животных удовольствий.

  Забота о своем будущем, неторопливость и взвешенность в принятии решений, формирование желаний, достойных человеческой природы, стремление к развитию красоты и глубины чувств нам представляется главной задачей воспитания, основанного на принципе природосоответствия. Это воспитание должно помочь человеку сформировать целостное видение жизни, понимание значимости каждого ее этапа, каждого события, каждого мгновения, оно должно устремить к развитию и совершенствованию качеств и сил характера, позволяющих в каждый момент жизни проявлять Разум и Волю и взращивать в себе все истинно человеческое.

Back to Top